Ла Кри от растяжек. Эфективен ли? Как применяется? В каких формах выпускается?

Такое известное многим средство, как лакричный крем, который впервые появился на прилавках порядка 20 лет назад, сегодня обрело второе дыхание: благодаря своему составу и исключительно положительному влиянию на кожу, препарат стал особенно популярен среди тех, кто стремится надолго сохранить здоровье и молодость своей кожи, предотвратить ее сухость и ранние морщины. И действительно, лакричный крем, отлично зарекомендовавший себя в восстановлении сухой и склонной к шелушению кожи, помогает скорее устранить симптомы сухости, нейтрализовать негативное воздействие окружающей среды и придать более ухоженный внешний вид коже. Отсутствие среди компонентов крема составляющих, имеющих отрицательное воздействие на состояние внешнего слоя эпидермиса, быстрое проявление первого результата при начале применения и длительное сохранение его — наиболее важные показатели, определяющие как степень спроса на крем, так и на отзывы тех, кто уже использовал его при наличии соответствующих показателей. Современный и высокоэффективный, лакричный крем обеспечивает надежную защиту для кожных покровов, особенно это касается сухой, склонной к частому образованию шелушащихся участков кожи. Поскольку состав препарата максимально натуральный, отсутствует негативное воздействие на верхний слой эпидермиса даже при длительном его применении. Согласно прилагающейся к данному средству инструкции, использоваться крем может как взрослыми, так и в детском возрасте. Важными достоинствами лакричного крема многие пользователи считают его простое и быстрое нанесение, при этом он легко впитывается кожей, не оставляя на ней и одежде жирны явных следов. Для получения выраженного эффекта достаточно использовать крем в течение 2-4 дней, для более же длительно сохраняющегося результата требуется использовать средство не менее 3-6 недель. Не вызывающий привыкания, лакричный крем благодаря своему составу хорошо справляется с такими проявлениями, как ухудшение процесса регенерации кожи под воздействием общего состояния организма и негативных факторов внешней среды. Стимулируя процессы восстановления клеток эпидермиса, крем также нормализует водный состав кожи, сохраняя ее естественную влажность и упругость. А именно эти показатели следует считать наиболее важными при оценке внешнего вида кожных покровов. Лакричный крем представлен в продаже в виде крема легкой консистенции и обладающего быстрой впитываемость в кожу. Выпускаемый в виде алюминиевых туб, крем прост в использовании. Нанесение его на кожу не требует длительного втирания: быстро впитываясь, препарат не наносит выраженного отрицательного воздействия на участки со здоровой кожей, восстанавливая лишь те части верхнего слоя эпидермиса, на которых требуется устранить шелушение и предотвратить его усугубление. Сегодня в продаже предлагаются такие разновидности препарата, как крем лакричный, предназначенный для ухода за кожей лица, крем Ла-Кри, обладающий свойством быстро и надолго восстанавливать состояние кожи и устранять ее шелушение, а также крем SOS лакричный, который имеет наибольшую стоимость в сравнении с остальными двумя разновидностями средства и используется для скорейшего устранения наиболее явных проявлений повышенной сухости кожи. Лакричный крем имеет сбалансированный и продуманный состав, благодаря чему обеспечивается его высокая эффективность. И хотя в него включены некоторые компоненты химического происхождения, однако по своему воздействию препарат следует отнести к натуральным и наиболее безопасным для кожи средствам. Полный состав лакричного крема выглядит следующим образом: Также в составе лакричного крема имеется в небольшом количестве соевое масло, незначительное количество отдушек косметических. Невысокий процент отдушек, метилпарабена не имеют выраженного негативного воздействия на клетки кожи, не вызывают ни привыкания, не аллергической реакции, потому рассматриваемое средство отлично подойдет как для применения взрослыми, так и детьми. Однако использование препарата в детском возрасте требует осторожности и при проявлении любых аллергических реакций применение его следует прекратить. Стоимость рассматриваемого крема может считаться достаточно демократичной для большей части покупателей. В зависимости от вида крема и его фасовки цена состава может составлять от 90 до 120 рублей. Наибольшей стоимостью обладает разновидность SOS лакричного крема — порядка 150 рублей за тубу крема фасовки 30 г. Состав крема лакричного обусловливает его высокую эффективность. Благодаря отсутствию в его составе компонентов, наносящих существенный вред здоровью кожи, данное средство может применяться длительное время без появления отрицательного воздействия на кожу. Впитывание крема происходит максимально быстро; активные компоненты проникают в глубокие слои кожи, не причиняя вреда здоровым участкам кожи. А незначительное содержание химических компонентов (метилпарабена) не слишком ощутимо для кожи и они не являются агрессивными. Основное действующее вещество крема лакричного любой его разновидности — это экстракт солодки (лакрицы), которая обладает выраженным противовоспалительным действием, стимулирует максимально быстрое восстановление поврежденных клеток кожи. В сочетании с оливковым и касторовым маслами, экстракт лакрицы справляется с серьезными поражениями кожных покровов, сводя к минимуму воспалительные процессы, покраснения и излишнюю пигментацию кожи. Поскольку данный крем отлично впитывается кожей, попадание его компонентов в глубокие слои кожи требует тщательного усвоения поступающих в эпидермис веществ. При этом выведение остатков веществ распада производится почками и частично печенью. Частично продукты распада крема выводятся через кожу. Также крем отлично справляется с опрелостями у детей, не опасен для детской кожи, а относительно небольшое количество активных компонентов в креме оказывает направленное воздействие, которое быстро оказывает необходимое воздействие на верхний слой эпидермиса. Кроме перечисленных, к показаниям по медицинским параметрам к применению лакричного крема следует отнести дерматозы различной природы, начальную стадию экземы, нейродермиты, опрелости и пролежни. Также крем отлично справляется с ситуациями появления участков с гиперчувствительной кожей после солнечных ожогов, при аллергических реакциях, при диатезах у детей. Использование любой разновидности лакричного крема не представляет собой серьезных сложностей. Инструкция предусматривает необходимость соблюдения определенной дозировки в детском возрасте, во время беременности и в период кормления новорожденного грудью. Общим требованием при использовании лакричного крема любого вида следует считать необходимость контроля состояния кожи в процессе его использования с целью своевременного выявления на коже аллергических реакций. Тогда использование препарата следует временно приостановить и обратиться за консультацией к врачу-дерматологу. Для взрослых средней дозировкой считается нанесение на пораженные участки кремы трижды в день. Предварительно очистив кожу, крем наносится мягкими массирующими движениями, накладывание повязки для улучшения впитывания не требуется: отлично впитываясь даже после простого нанесения на поверхность кожи, крем быстро начинает действовать и проявление первых результатов не заставляет себя ждать. Длительность использования зависит от индивидуальных особенностей организма, она не ограничивается по времени. До проявления значительного улучшения, устранения основных симптомов поражений кожи и шелушения — таковы показатели возможного прекращения использования крема лакричного. Курсы применения препарата могут повторяться через небольшой промежуток отдыха. Также для взрослых крем лакричный может использоваться в комплексной терапии для усиления лечебного воздействия. Частота нанесения средства на кожу детей составляет не более 1-2 раз в сутки, также не требуется втирания средства в пораженную кожу. длительность использования — до проявления заметного улучшения, порядка 2-3 недель. Поскольку активные вещества лакричного крема не проникают в грудное молоко и через плаценту, использование его не запрещается во время периода вынашивания ребенка. Кормление грудью также не является причиной отказа от его применения. Однако в эти периоды следует проявлять осторожность, любые негативные проявления следует расценивать как необходимость отказа от использования препарата и необходимость консультации с ведущим беременность врачом-гинекологом. К противопоказаниям следует отнести повышенную чувствительность кожи к действующим ингредиентам крема, появление аллергических проявлений и наличие текущих воспалительных процессов на коже с острой стадии. Повышенная чувствительность кожи может вызвать такие побочные проявления, как усиление аллергических проявлений, появление высыпаний на коже, покраснение обрабатываемых участков. Однако ввиду небольшого количества активных компонентов в креме частота проявлений побочных эффектов даже при его длительном использовании достаточно низкая. Представляя собой универсальное средство, положительно воздействующее на общее состояние кожных покровов, лакричный крем в любой его разновидности нейтрализует множество негативных проявлений, поддерживает нормальный водный баланс в коже, устраняя воспалительные проявлений и гиперпигментацию. Осторожности требует применение его при особо чувствительной кожи, в детском возрасте до полугода. Рассматриваемый крем для кожи подходит для применения в комплексном лечении, что позволяет увеличивать степень результативности проводимого лечения. Многие пользователи отмечали такие качества, как простота использования лакричного крема, его быструю впитываемость и практически полное отсутствие побочных проявлений при его использовании. Продуманный и сбалансированный состав хорошо восстанавливает кожу, устраняя шелушение, ощущение стянутости и сухости эпидермиса. Доступность стоимости также можно считать одним из важных достоинств рассматриваемого препарата. Согласно отзывам тех, кто использовал лакричный крем для устранения основных симптомов кожных поражений (сухость, стянутость, зуд и жжение), лакричный крем показывает хорошую результативность как в монолечении, так и в комплексном воздействии.

Обладательницам чувствительной кожи следует особо внимательно относиться к уходу за своей кожей. Вокруг так много раздражителей, например ветреная погода или палящее солнце, экзотическая еда или обезвоживание организма, и для каждой ситуации необходимо свое средство защиты. Склонная к раздражениям и сухости кожа требует внимания уже с молодых лет, не важно, будет это фабричный крем для чувствительной кожи или лосьон домашнего приготовления, но косметические процедуры необходимо проводить каждый день. Крем для чувствительной кожи кардинально отличается от всех других средств. Акцент делается на гипоаллергенный состав, в большинстве случаев это натуральные вытяжки из лекарственных трав. Наиболее распространённые – ромашка лекарственная, цветы календулы, череда обыкновенная, цвет зверобоя. Еще один обязательный компонент – увлажняющее масло, это может быть оливковое масло, а могут быть и натуральные эфирные масла. В состав могут входить также витамины класса А и Е. Правила выбора крема Прежде чем переходить к приготовлению крема в домашних условиях, необходимо исключить все возможные аллергены. Для этого нужно нанести определенный продукт на внутреннюю часть запястья и выдержать пятнадцать минут. Если через несколько часов покраснения или зуда нет, тогда можно смело использовать этот продукт. Снять воспаления и покраснения помогут выдержки из таких лекарственных растений как календула, ромашка, женьшень, крапива, петрушка, алоэ, лесной орех, конский каштан. Еще один важный компонент – масло, это может быть оливковое масло или эфирное, всё зависит от рецепта. Кроме того, для чувствительной кожи будут полезны витамины Е, Р. Такие как сметана или сливки, мёд, яичный желток, овсяные хлопья. Не обойтись и без овощей, лидер в борьбе с обезвоживанием – огурец.

- , 50 - , 50 - , - - , , - - - , , -, 30 , | - -, 30 - . ; -, ; (Noreva Xerodian ) - , , 200 - , - , , 200 - , 20 . - () - - , , - - e - - , , - 30 | - - - 99 ., - - - 99 ., .



Клирвин | Медицина | Отзывы

: Sodium Chloride, Organic Carica Papaya Flower, Melissa Officinalis Leaf Powder, Cymbopogon Flexuosus Herb Extract, Cucumis Melo Seed Oil, Parfum.

Возможно применение как для лица, так и для всего тела. Наносите крем тонким слоем на сухую чистую кожу утром и вечером за 20 минут до сна. В осенне-зимний период дополнительно наносите на открытые участки тела за 20-30 минут до выхода на улицу. У меня очень чувствительная кожа - чуть похолодает или водой из-под крана умоюсь, и сразу кожа краснеет и шелушится, иногда даже чешется. Поэтому всегда под рукой крем Ла-Кри для чувствительной кожи.

Крем Ла-Кри имеет природный состав, не содержит гормонов. Он подходит для чувствительной кожи лица и тела, его можно использовать взрослым и детям с рождения. Средство легко наносится, быстро впитывается, успокаивает и увлажняет даже очень сухую кожу. Возможно применение как для лица, так и для всего тела. Наносите крем тонким слоем на сухую чистую кожу утром и вечером за 20 минут до сна. В осенне-зимний период дополнительно наносите на открытые участки тела за 20-30 минут до выхода на улицу.



Судокрем от морщин отзывы Судокрем – ценный

Множество людей считают, что растяжки (стрии) могут появиться только у женщин, которые имеют лишний вес, или при беременности и после родов. Следует отметить, что стрии очень часто появляются и у мужчин. Причиной этому может стать чрезмерная нагрузка на кожу (занятие некоторыми видами спорта, тяжелые работы, сильные перенапряжения). Среди множества косметических лечебных средств, которые применяются для устранения кожного дефекта, следует выделить серию Ла-Кри. От растяжек ее назначают и в лечебных целях, и для профилактики. Существует несколько форм выпуска: эмульсия, масло и крем. Все препараты серии состоят только из натуральных компонентов (экстракты трав и витаминные комплексы), поэтому не имеют побочных эффектов и строгих противопоказаний, кроме личной непереносимости организмом компонентов, входящих в состав. Ла-Кри Мама эмульсия от растяжек является самым эффективным средством серии. Она применяется для профилактики появления стрий, а также для лечения уже существующих. Разрешается использовать эмульсию при беременности и молодым матерям после родов в период лактации. Дерматологи часто назначают эмульсию Ла-Кри Мама от растяжек. Кроме основного действия, этот препарат оказывает и ряд дополнительных – смягчает, увлажняет сухую кожу, а также препятствует образованию рубцов и следов от растяжений. Также эмульсия хорошо осваивается эпителиальной тканью, не оставляет жирных пятен и не образовывает пленки. В состав этого косметического лечебного средства входит: масло миндаля и персика, зародыши молодой пшеницы, экстракты фиалки, череды и солодки, витамин Е. В качестве вспомогательных веществ выступают: глицерин, масло авокадо. В комплект входит специальная насадка-дозатор, с помощью которой удобно наносить эмульсию на кожу. При каждом нанесении необходимо дождаться полного впитывания средства. Кроме эмульсии, существует еще и масло от растяжек Ла-Кри. Используется оно в основном во время проведения процедуры массажа. Также часто применяется в домашних условиях для профилактики образования стрий. Эта форма создана специально для кожи, которая подвергается высоким нагрузкам в результате увеличения веса человека или гормонального дисбаланса. Благодаря натуральным компонентам, используется также при беременности и после родов. Состав этого препарата: эфирные масла розмарина, сои и зародышей молодой пшеницы, витамин Е, бисаболол. Назначается Ла-Кри Мама масло от растяжек, которые уже появились и для их профилактики. Средство реализуется по 200 мл в удобном, прямоугольном флаконе с тонким горлышком. Действие крема направлено на увлажнение кожи, он придает ей эластичности и упругости. Дополнительные свойства масла: улучшение циркуляции крови, повышение эластичности кожи и ее увлажнение. Этот препарат эффективно помогает устранить незначительные косметические дефекты. Не оставляет следов на одежде и быстро осваивается кожей. Благодаря натуральному составу (экстракт грецкого ореха, солодки, череды, фиалки, а также пантенол и масло авокадо) средство не имеет противопоказаний. Следует отметить, что при значительных растяжках лучше всего использовать эмульсию или масло, поскольку крем предназначен для поверхностного влияния только на верхние шары эпителиальной ткани. В большинстве случаев его применяют в педиатрической практике.

Вдова эта навела Розанова на мысль: писатель значительный от ничтожного почти только одним и отличается - смотрит-ся он в зеркало или не смотрится. Каждое утро мы смотрим на себя в зеркало и не замечаем, как правило, тех микроскопических изменений, тех признаков приближения... А потом, как у чеховского героя, вдруг посреди ночи будто ударило, вскочил в поту: что я делаю? В газетах пишут про мою улыбку: ослепительная, гол-ливудская. Люди всегда стараются представлять себя такими, какими были в двадцать лет, хотя им давно уже не двадцать... Одетая в траур, она со скорбью говорила о покойном муже, но вре-мя от времени все-таки посматривалась в зеркало. Наверное, за то, что я умный, талантливый, краси-вый. А если улыбнуться пошире, в зеркале видно, что зубы, настоящие, мои, пожелтели и торчат из слабых десен, как у Холстомера. Значит, надо отращивать волосы подлинней, что-бы как-то прикрыть ее, проклятую. Фиксируешь для запомина-ния: надо не сгибаться, чтобы складки не выступали. Но если взглянуть во второе зеркало, которое подносит к твоему затылку парикмахер, демонстрируя свежую стрижку, то в нем маячит уже явственно проступающая предательская лысина. Если посмотреть в зеркало на себя голого, опять же видны про-тивные складки на пояснице. Тот, кто смотрится, -маньерист, личность незначительная. Писатель значитель-ный в зеркало смотреться не будет. Если вдуматься, если рассудить: в чем причина моей любви к себе? Сколько раз я поступал нехорошо, но нахо-дил мотивировки и оправдания этим поступкам. Мотивиров-ки и оправдания, даже фальшивые, успокаивают. Если че-ловек оправданий себе не находит, значит, у него есть со-весть. Сначала находишь оправдания, потом стараешься забыть. Как правило, человек, у которого есть совесть, несчастен. Счастливы люди, у которых совесть скромно зажмуривается и увертливо находит себе оправдание. Знаю, что очень виноват перед одним своим другом, ко-торый умирал от инсульта, а я три года не собрался к нему зайти. Юлик Семенов болел, у него был паралич, а я ездил мимо и не поднялся к нему ни разу. Всякий раз, когда поднимало голову чувство вины, я пытался себя оправдать, запихнуть его куда-то под ковер своего сознания. Мы все время повторяем евангель-ские слова: 'Возлюби ближнего, как себя самого'. Но даже если предположить, что переживет, уже не будет ду-шистых круассанов с черным кофе, не будет запаха хоро-шей сигареты, столь вредной для здоровья. Тогда мы не были уже друзьями, но все равно можно было зайти. Неприятно было заходить к больному, парализованно-му. И кто более счастлив: тот, кто находит оправдание своим поступкам, или тот, кто не находит? На са-мом-то деле, когда я говорю, что виноват, это вовсе не зна-чит, что я сделал кому-то очень-очень больно. Эту за-поведь тоже можно использовать как некую индульгенцию самому себе, как оправдание любви к себе. Может, просто пото-му, что самодовольно спит моя совесть? Ну а как же насчет души, которая 'в заветной лире мой прах переживет'? Не будет там, в мире без плоти, упругого, сквозь теплый шелк, бедра жен-щины, на которое можно положить руку и никто не ото-двинет ее... Получается, что тот, кто находит оправдание, совести не имеет. Я никого не убивал, никому не вредил, никому не желал зла, а если и желал, то никогда этого не выражал и гнал саму эту мысль от себя. А если у тебя нет времени сделать добро, значит, у тебя нет времени стать хорошим человеком. Или, скорее, по-тому, что другого меня нет - есть только такой я? Не будет 'мечты о розах в кабине 'роллс-ройса'...' (О. Но достаточно ли не делать зла, чтобы быть хоро-шим человеком? Чтобы быть хорошим че-ловеком, надо делать над собой усилие. Мандельштам); не будет теплого ветра, врываю-щегося в машину, не будет аллеи, рябящей пятнами солнца... Не будет тех чувственных ощущений, которые доставляют такие мимолетные и такие неизбывные радос-ти, такие моменты счастья! И, может, люблю я не себя, а жизнь, которая живет через меня. Человеку хочется не просто иметь идеал, но и внутренне ему соответствовать. Возвышающий обман - это, может быть, обещание себе: 'с первого января бросаю курить'. Живя этой сладостной надеждой, я продолжаю жить, как жил все-гда. Наступает первое января, и я говорю себе: 'Ну вот, еще несколько дней! Или: 'Наконец покончу с этим проклятым разводом, и тогда - ни одной сигареты! ' Мы назначаем себе следующий горизонт, до которого еще надо дойти. Откладывая на будущее, все-гда имеешь успокаивающую перспективу. Мы влюб-лены до тех пор, пока обманываем себя, идеализируем объект наших чувств. На свои недо-статки приятнее смотреть сквозь пальцы, давать индуль-генцию своим слабостям. А идеализация - это исключение не-гативных черт, то есть возвышающий обман. Влюбившись в женщину, мы видим ее идеальной, а потом, когда лю-бовь проходит, не только уродкой, но монстром, чудищем, что, разумеется, неправда. Любовь как определение чувства тоже исторически воз-никла как метаморфоза плотского влечения, постепенно соединяясь с началом духовным. Позже, в христианском мире, все, относящееся к плоти, объявлялось греховным и потому нуждалось в духовном противовесе, в возвышении чувства, в придании ему некого божественного начала, вос-паряющего над грехом вожделения. 'Кама сутра', известнейший из тракта-тов о любви, призывал познавать ее тайны, совершенство-ваться в технике соития, позволяющей открыть высшие формы жизни духа. Коля танцевал с ней весь вечер рок-н-ролл, красиво переставляя длинные ноги - я так не умел. Оказалось, что это пузы-рек, какие дают пассажирам в самолетах. Не многие из художников ставили своей целью привес-ти человека к депрессии. Я-то надеялся на что-то посерьезнее, ну хотя бы на флягу... Но хотя танцевал с Жанной Коля, как-то случилось, что роман у нее произошел со мной. Коля переехал к Наташе - в ту самую квартиру на Крас-ноармейской улице, куда много раз приходил в гости. В конце 79-го года мы встретились в Лос-Анджелесе: он приехал к брату, ду-мал, как перебраться на Запад, понимал, что в России боль-ше не выдерживает. Музыка всегда вызывала у меня активное желание де-лать кино. В общении с искусством человек хочет обрести надежду. Не говорю о трагедии; надежда, которую дает она, не в обретенном героями счастье, а в утверждении силы человеческого духа, готовности на смерть во имя истины. Но большинство зрителей предпочтет площадную комедию высокой тра-гедии: ее путь к надежде гораздо более прост, очевиден и Ну, конечно же, кино тоже обман. Эйзен-штейн, как рассказывают, любил начинать свои лекции с того, что кино - обман по своей природе. Мы встречались у Влада, жившего в коммуналке, 'Вороньей слободке'. Много позже, когда я развелся с Наташей, он на Наташе женился. У них родилась дочка Катя, очень красивая девочка, похожая и на Наташу и на Колю. Его любовь к Наташе кончилась тем, что он просто физически уже не переносил советской жиз-ни. Мне хотелось приложить к ней зримые образы, найти в кадрах адекватность звуковому ряду. Человек думает, что ему два часа показывают кино, а ему половину этого времени показывают черную шторку, перекрывающую объектив про-ектора, пока грейфер ставит перед ним следующий кадрик. Дело техников: как обмануть зрителя, чтобы движение имело иллюзию ре-ального. Он давал мне свой ключ, я открывал им дверь, обитую драным дермати-ном, из-под которого торчала вата. И еще до этого он женился на одной чудной женщине, о которой я вскоре расскажу. 'Счастье' хотелось начать сразу с эмоциональной кульминации, как в Первом концерте Чайковского. Дело художника: как обмануть зрителя, чтобы сыг-ранные чувства они приняли за подлинные, поверили в прав-ду мира, рожденного авторским воображением. Трижды он женился На женщинах, с которыми я расходился. И весь сценарий должен был состоять из моментов счастливого, эмоционального, экзальтированного состояния. В этой книге, продолжающей 'Низкие истины', я воз-вращаюсь опять к началу своей биографии, на этот раз биографии творческой, говорю о своих фильмах, замыс-лах, сценарных проектах, работе в театре и даже в площад-ном искусстве. Получился он достаточно интересным, хотя прочной драматургической связи не имел, распадался на разорванные эпизоды, отдельные но-веллы. Как правило, мы уверены, что мир является таким, ка-ким мы его видим. Длинноногие женщи-ны в черных шляпах, сумасшедше красивые, недоступные. С собой - две бутылки коньяка, запас продуктов, тащим все на себе. Сквозной в сценарии была только его чувственная линия. Нам не часто приходит в голову мысль: 'А может быть, все, что я вижу, на деле вовсе не так? В консерваторию я всегда шел, будто меня на веревке тащили, свободным себя никогда не чувствовал, давило тягостное ощущение, оберегаемая от всех тайна: 'Я хуже других'. Вот так я ходил бы в консерваторию, будь у меня абсолютный слух. Я терпеть не мог физкультуру, само собой - военное дело и утренние лекции, любые, в понедельник. С годаровского экрана на меня глядел Париж, залитый солнцем. Однажды собрались недельку пожить на Николиной горе. Как раз в это время Борис Добродеев принес мне сцена-рий по 'Первому учителю' Чингиза Айтматова. ' Наши заблуждения нередко проистекают из веры, убеждений, а вера, пусть и не соответствующая истине, дает энергию. Художнику свойствен некий идеал, а идеал -это уже само по себе вещь нереальная. На следующий год она уехала в Египет с Большим теат-ром, привезла мне оттуда немыслимое количество пар обу-ви - красивые ботинки с острыми носами. Все дава-лось с лету - всегда было чувство полной внутренней сво-боды, радости, легкости. Субботы и воскресенья проходили бурно, вставать после этого в семь утра и спе-шить к девяти в институт было пыткой. Особенно плохо, когда в понедельник с утра воен-ное дело - опаздывать нельзя. Бурная жизнь началась с момента знакомства с Тарков-ским. Было это где-то на Каширском шоссе, ковыряли холодную землю, пили водку. Самое смешное, что позже я дей-ствительно заболел, и именно дизентерией - Бог наказал. Это был город мечты, Эйфелевой башни, пахну-щий 'Шанелью' и дорогими сигарами... Запах дорогого оде-колона, хороших сигарет, иногда трубки. Элегантные ботинки на тонкой подметке даже в жут-кий русский мороз. Драматур-гия была не лучшего качества, но я взял повесть, прочитал ее, и тут уже мне что-то начало метиться. Достоевский говорил, что, если бы пришлось выбирать между Христом и истиной, он бы остался с Христом. Я был потря-сен; тогда еще не понимал, каков внутренний мотив этого щедрого жеста. И довольно скоро ушла к человеку, с которым мне изменила. Замечательно, когда про-смотры немого кино - в зале темно, тишина, стрекочет аппарат, приходишь с мороза, закрываешь глаза, отсы-паешься. Бурной она была, потому что сразу же стала профес-сиональной. Ощущение праздника в работе не покидало, работать было удовольствием. Прихо-дил Андрей Тарковский, Мухаммед Зиани, забавный ма-рокканец, учившийся на курсе Ромма, иногда бывали Бо-рис Яшин, Андрей Смирнов. Думаю, он и спивался потому, что не мог писать так, как нужно было, чтобы печататься. Прости меня, Владик...рать которую осенью отправляли все институты. Пришлось вылеживать карантин, со всеми малоэстетиче-скими симптомами, этому заболеванию сопутствующими. В то время я очень увлекался Куросавой, мне замерещилась самурайская дра-ма, азиатские лица, снежные горы, страсть, ненависть, борьба. Иными словами, ему все равно, насколь-ко его идеал отвечает истине. Была пышная советская свадь-ба в ВТО, с большим количеством советских гостей - дру-зей и родственников с обеих сторон. Ее взяли в Большой театр, она танцевала характерные танцы. Даже без денег, а когда нам стали платить, то вообще - раздолье. Больше всех в то время я дружил с Владом Чесноковым. Он работал переводчиком в Иностранной ко-миссии, чекистском подразделении Союза писателей. Иногда встречал его в Доме кино или в Доме литераторов, где он обычно проводил время, играя на бильярде. Живет с Софой, официанткой из Дома литераторов, маленькой носатой ассирийкой. Софа позвонила, сказала: Он был не только талантливым писателем. Организация, где он работал, слишком тесно была завязана с органами - они занимались выезда-ми за границу. Не успе-ли мы поступить во ВГИК, как 10 сентября - отъезд на кар-тошку. Следующая картош-ка - следующее перераспределение романов. У нас был хороший курс, талантливые актеры - Володя Ивашов, Жанна Прохоренко, герои чухраевской 'Баллады о солдате', - они уже съездили в Америку. Мы подолгу сидели славной компа-нией, часто по ночам; пили 'кончаловку', под утро Коля ва-рил знаменитый парижский луковый суп с сыром, нередко по дороге в уборную к нам на кухню заглядывал заспанный и недовольный папа в подштанниках; к рассвету расходились. Он еще плохо владел рус-ским, даже Достоевского читал по-французски. В работе над этой и еще более над последующими свои-ми картинами я смог убедиться, что не так уж важно, какая конкретная вещь Чехова, Достоевского или, к примеру, Шекспира выбрана для постановки. Предпочтительнее заблуж-дение, если оно дает внутреннюю опору, становится путе-водной звездой, компасом. Я жевал резинку, которую так хотелось разделить с любимой, а пришлось жевать од-ному... Я напился, приревно-вал Иру - она с кем-то танцевала. По-русски поколотил молодую жену, она плакала - все как положено быть на свадьбе. Окончил Институт военных переводчиков, ему предложи-ли идти в разведку, он отказался, пошел работать в Союз. Мне хотелось окружить себялюдьми, делающими дело, подающими надежды. Он подходил и, глядя мне в глаза нетрезвыми блестящими глазами, го-ворил: Каждый раз повторялось все то же самое. Спустя дол-гое время я понял: главный его талант - в том, что он был очень хорошим человеком. Там 'смешались в кучу кони, люди', оба пола, му-жеский и женский. Галя Польских, Светлана Светличная - состоявшиеся и будущие звезды. Но он знал столько того, о чем я не имел представления! Открыл мне Бернара де Бюфе и француз-скую живопись нашего времени, своих любимых француз-ских декораторов, певцов Жоржа Брассанса, Эдит Пиаф. Позднее она перевела на русский всего Брассанса, написала книгу об Эдит Пиаф - получается, благодаря Коле. Для меня важен не столько сюжет и актуальность прочтения автора, сколько мир писателя. Не важно, придем ли мы к цели; главное - не сбиться с пути. Привезли домой зареванную невесту, злого жениха...танцует. Снял форму, но за границу все равно не выпускали - он слишком хорошо говорил по-французски. Он учил меня французскому, давал мне читать свои прекрасные перево-ды, благодаря ему я открыл для себя 'негритюд' - фран-коязычную африканскую философию. Его отец был знаменит тем, что создал мордовскую письменность. Режиссурой я занимался с удовольствием, учился работать с актерами. ' В Россию его привезли родители, решившие вернуться на родину, натурализоваться. Он принес к нам в дом огромный мир современной французской куль-туры. А мир этот можно угадать в любом его со-чинении, даже самом слабом. Я уже вспоминал мысль Горенштейна о том, что если Толстой и Достоевский были Дон-Кихотами русской ли-тературы, то Чехов был ее Гамлетом. Чехов - единственный человек в русской литературе, у ко-торого не было претензии на знание истины. Влад таскал ко мне пластинки, я познакомился с французскими шансо-нье - Мулуджи и другими. Влад замечательно писал, но все медлил и никак не хо-тел начать литературную деятельность. Когда я был на втором курсе, на первом, у Герасимова, появилась Жанна Болотова. Привезли, как потом я узнал, не спросив, хочет ли он. Как в капле воды отражается мир, так и в самой краткой новелле отражается написан-ное в десятках томов. Вы-шел на шаг из колонны заключенных сорвать ромашку и был застрелен лагерным охранником. Существует достаточно убедительная точка зрения, что знание исти-ны не дано человечеству. Я требовал, чтобы он занялся своей писательской карьерой, но так и не пре-успел в этом намерении. На том же курсе учился Коля Губенко, много других талантливых ребят. В 16 она снялась у Сегеля и Кулиджано-ва в 'Доме, в котором я живу' и наутро проснулась знаме-нитой. Но можно еще наложить на это от-ражение мир другого творца - например, на Чехова Берг-мана, на Шекспира Куросаву. Себя он считал по-томком древних кочевых племен, с молоком матери впитал культуру Сибири и Азии, где родился и вырос Он был осле-пительно талантлив и потому об истории, судьбе, нацио-нальном характере среднеазиатских народов смог рассказать по-настоящему самобытно, оригинально, мужественно. Уже потому, что все мы внутри жизненного процесса, а не вне его. Движение, если говорить о развитии, не горизонтально. Свое произведение он творит согласно некому представлению об идеале, в сколь бы различных обликах тот ни выступал. Иногда, не застав меня дома, он оставлял в машинке с полстраницы изумительной прозы, где каждое слово стояло идеально точно. Говорили, что ее папа разведчик, Герой Советского Союза. Казахстан и Киргизию впервые открыло мне творчество Павла Васильева. Киргизия, какой я знал ее по стихам Васильева, была страной людей с открытыми и первозданными чувствами, с яростным накалом страстей. Признаем, возвышающий обман - это то, без чего мы абсолютно не можем жить. Оно происходит вверх - по спирали или как-то иначе, но вверх. Даже само разрушение форм может выступать в качестве идеала. Маленькая, кукольная, с огромными глазами и фарфо-ровым личиком - одним словом, Мальвина из книжки про Буратино. По своему актерскому стилю она чем-то напоминает мне француженку Изабель Юппер.щал на себя внимание: стройный, изящный, с длинными волосами, с круглым, почти крестьянским русским лицом, в охренительном замшевом пиджаке, рыже-коричневом, легком, каких во всей Москве, наверное, было не более трех (у Богословского, Пырьева и знаменитого московского иностранца Люсьена Но). Быть может, его поэзия и решила вопрос о выборе материала первой моей картины. Человек, начав понимать, что смертен, не находит успокоения, покуда не придумает спо-соб примириться с этой неизбежностью. Что, как не возвышающий обман, идея 'свободы, равенства, братства'? Творчество есть попытка запечатлеть увиденное, услышан-ное, прочувствованное - то, что представилось в момент наития. Жара, сол-нце, машина летит, мы валяемся на яблоках, льет с неба вода, вся одежда прилипла. Потом ждал ее у арти-стического выхода, хотел встретить, сделать сюрприз. И в то же время серьезная, неприступная, очень взрослая для своих восемнадцати. Позднее я убедился, что не ошибся и в выборе жанра трагедии для киргизского материала. Например, пове-рив в то, что после смерти есть жизнь, что существует ре-инкарнация, что дух бессмертен и неуничтожим. Все надежды на построение справедливого об-щества - социализма, коммунизма, 'царства солнца' - ос-нованы на этой иллюзии. Я уже сравнивал мальчиков, занимающихся она-низмом в 'Амаркорде' Феллини, с творцами - их фанта-зия тоже обуреваема неким идеалом. Даже в самых горьких, пронзительных откро-вениях о низости рода людского, несовершенстве самой породы человека, как, скажем, в книгах Селина, сквозит горечь от того, насколько мы не соответствуем идеально-му представлению о себе, нами же самими созданному. Вниз с Ай-Петри в Ялту возвращались на грузовике, нагруженном яблоками. Я смотрю на Ирину чудную фигуру, грузовик мчит сломя голову вниз по мокрой до-роге, захватывает дух. Она оканчивала учи-лище, сдавала выпускные экзамены; в филиале Большого театра шел 'Щелкунчик'. 'Щелкунчика' я уже пять раз видел, все родственникитоже по пять раз сходили, больше смотреть сил у меня не было. Привез мне очень красивые шерстяные перчатки с кожаными нашивками, джазовую пластинку, жвачку, сигареты и бутылочку кока-колы. Надев перчатки, сунув в карман жвачку, закурив 'Лаки Страйк', пошел к ней на спектакль. Она вышла, но не одна, а со своим однокурсником Володей Ва-сильевым. В массе своей кирги-зы остались на уровне шекспировского зрителя, в одном и том же зале под открытым небом с равным увлечением смотревшего и 'Гамлета', и травлю медведя собаками. Где-то в середине 50-х папа взял меня в гости к одной сво-ей приятельнице. Пришел Касьян Голейзовский, замечательный хореограф, балетмейстер Боль-шого театра. Где-то в конце самого спуска маши-на вдруг стала, выскочил перепуганный шофер. Стройный, блондин, красавец, танцевал в 'Щел-кунчике' принца и вообще уже звезда. Как подлый и ревнивый Отелло, шагал метрах в ста позади, ожидая, что произойдет. В ушах звучит 'Вальс цветов', сердце обливается кровью, любимую девушку провожает чужой человек, звезда, я ему не соперник, за-хлестывает ревность, я жую свою жвачку, глотаю слезы... Мне рассказывал артист Фрунзенского академического театра, как страшно ему было каждый раз играть Яго. Сама хозяйка, обаятельная женщина, типич-но русской красоты - курносая, голубоглазая, принимала нас со своей дочерью и мужем. Я не хотел лишать ее не-винности, боялся такой ответственности, покуда не был уверен, что женюсь. Многие из сидевших в зале были чабаны, спустившиеся в столицу с гор. Мужа звали Жора, у него был сломанный нос и заразительная улыбка. Родители нас от-пустили, уже не сомневались, что мы - состоявшаяся пара. Мы спали в одной постели, два моло-дых животных, она доходила от моих поцелуев, у меня все звенело - так я хотел ее, простыня стояла горбом, но я не мог решиться... Как правило, они покупали три места на двоих - на свободном кресле раскладывали лепешки, вяленое мясо,лук, естественно, не забывали и выпивку. Он отсидел по 58-й статье, не так давно был реабилитирован, очень забавно рассказывал, как хохотал, радовался и кричал: 'По-дох! Зэки даже испугались, увидев, как он скачет и пляшет. К концу второго акта зрители были уже неплохо разогреты, их эмоции все более воспламенялись. Дочка, красивая, бледная застенчивая девочка Ира, учи-лась в балетном училище Большого театра. Происходящее на сцене восприни-малось ими как реальность. Нас, детей, по-садили рядом, мы неловко разговаривали. В момент решающего моно-лога Яго из зала неслись проклятья, в злодея летели пустые бутылки. Потом, вспоми-ная этот обед, я припомнил и обращенные на нас заинте-ресованные взгляды взрослых, на что в тот момент не обратил внимания. Вот это зритель, достойный шекспировского ве-личия! Другой художник, мощно повлиявший на облик 'Пер-вого учителя', - Куросава. Думаю, у папы и у его чудной приятель-ницы была душевная идиллия, которую им внутренне хо-телось распространить и на нас. Впервые я увидел его в Госфильмофонде - 'Расемон', 'Трон в крови', 'Телохранитель'... Он умеет быть серьезным, но в то же время и развлекать, никогда не быть скучным. Каж-дая пауза насыщена чувством, каждая сцена - смыслом. Статуарность, своеобразная театральность, причем теат-ральность очень условная, в манере старояпонского теат-ра 'Но', эстетически от нас предельно далекого, - все это, как ни странно, очень мощно, безотказно воздействует на зрителя. Но главное, чем поражал Куросава, - температурой сво-их картин, что вообще свойственно любому из великих киномастеров. Раскаленность его мира, ощущение ветра, стихий природы, элементов мира - воды, огня, земли, дож-дя, грязи, ветра, поднимающего пыль, шума леса - все это по-настоящему эпично. Элементарные вещи, преображен-ные его фантазией, становятся прекрасными символами. Думаю, из всех великих Куросава - самый эпический и тра-гический. В фильмах Куросавы вселенная живет по особым, тра-гическим законам. Дэвид Лин, к примеру, замечательный мастер, профессионал, а рядом с Куросавой его не видно. Если дождь, то это уже не дождь, а лью-щий с неба кипяток или серная кислота. У героев темпера-тура постоянно выше сорока градусов, они поднимаются до вершин духа и падают до бездн отчаяния, все накалено, все на пределе чувств: надежда и отчаяние, любовь и нена-висть. В 'Семи самураях' герои неподвижно молчат, в товремя как Тосиро Мифунэ кривляется почти как Крама-ров, обвиняя их в надменности. Куросава не пытается вызывать зрительское сопережива-ние и именно этим достигает эффекта трагедии... В срав-нении с айтматовской лирической прозой температура эк-ранного 'Первого учителя' превышена на много градусов. Следом за Рербергом появился и художник - Миша Ро-мадин. Именно черно-белую, а не просто снять на черно-белой пленке, которая на самом деле дает картинку серо-серую: и белый - не белый, а сероватый, и черный - не черный, а черно-серый. Все кос-тюмы специально шились только из черного и белого ма-териала. Этой троицей мы сделали три картины - 'Первого учителя', 'Историю Аси Клячиной', 'Дворянское гнездо'. Если материал полосатый, то тоже - только чер-ные и белые полосы. Мы прописывали их, фактурили каждую мелочь, добиваясь максимального контраста градаций: иногда даже рисова-ли тени на стене - черные тени. На роль Алтынай я не надеялся найти актрису - искал девушку, которая была бы артистична. Мне привели не-сколько казашек, учившихся в балетном училище Большо-го театра. Среди них была Наташа Аринбасарова, мне очень понравился овал ее лица, фарфоровая нежность кожи, жен-ственность. Ее уже взяли в Ка-захский академический театр оперы и балета, мама очень боялась, что она потеряет форму. Он сказал, что о замужестве дочери речь может идти, лишь если при-едет Сергей Владимирович Михалков. Я сделал ее пробы и уехал смотреть девочек в Киргизию, хотя внутренне уже чувствовал, что никого луч-ше не найду, буду снимать ее. Мы даже на время съемок взяли ей педагога, чтобы она не оставляла занятий балетом. Мне до-ставляло удовольствие трястись с ней в 'козле', военном джипе отечественного образца с железными лавками в ку-зове, единственной из машин, способной одолеть киргиз-ские дороги. Отцы договорятся о женитьбе, о калыме за невесту - все, как положено по восточным традициям. Тогда прокурор выписал ордер на арест Наташи - что-бы доставить ее в прокуратуру для дачи показаний. В 'козла' всегда набивалось полно народа, Наташа была рядом, запах ее духов (были тогда такие духи -'Желудь') действовал на меня совершенно магически. По-скольку она уже достигла совершеннолетия, она сама име-ла право решать свою судьбу. За Ната-шей ухаживал Миша Ромадин; помню, как я ревновал, гля-дя, как он раскачивает ее на качелях. Тем, что ее насильственно удерживали в доме, нарушался закон. Ей было восемна-дцать - совсем еще девочка, хрупкая, нежная, женственная. Я позвонил ей домой, в ответ прерыва-ющимся голосом ее мама сказала, что я негодяй, что Ната-ша на съемки больше не приедет. Ночью тай-ком позвонила Наташа, сказала, что мама ее бьет, ее запер-ли, пригрозили изуродовать ей лицо, чтобы она больше не могла сниматься. На юридическом язы-ке это называется 'насильственное удержание юридически ответственного лица'. Я понял, что не могу даже осмелиться поцеловать ее, если не решу, что женюсь. Вместе с Воловиком, директором картины, мы срочно рванули в Алма-Ату. Ломали дверь в ее доме, под конвоем вывезли Наташу в прокуратуру. Когда я решил для себя это, мы от-Наташа позвонила в Москву своему балетному педагогу и сообщила, что выходит за меня замуж. Мы, не встречаясь друг с другом, написали заявления: мол, хотим жениться, нам препятствуют. Дня через два по-звонила из Алма-Аты ее мама, сказала, что у нее плохо с сердцем, попросила срочно приехать. Наши заявления сверили, после этого сказали, что Наташа сво-бодна. Посадили нас в милицейские машины, в разных машинах везли до границы с Киргизией, сказали: У первого же автомата я остановился, позвонил Наташиной маме - она не захотела со мной разговаривать. Ис-тория Алтынай, героини 'Первого учителя', первой осво-божденной женщины Востока, с удивительной похожестью повторилась в драме из моей собственной жизни. Отправляясь в Киргизию, я, с одной стороны, испытывал ужас, но, с другой, изображал из себя матерого кинемато-графиста. Я еще никак не проявил себя как режиссер, но в 'Искусстве кино' уже был опубликован сценарий 'Андрея Рублева', воспринятый всеми как серьезное произведение. Как может маленький Вьетнам сражаться с огромной Америкой и как на Киргизской студии можно делать филь-мы'. В принципе, снимая картину, в окончательном виде ее себе не представляешь. Я был захвачен ощущением магии, буквально подпрыгивал на стуле, ког-да, склеив два кадра, вдруг чувствовал, что между ними что-то возникает. Вдобавок я еще подхватил дизентерию, снимал с со-рокаградусной температурой. Каждый раз, когда получалось, - ощущение чуда, восторга от собственных деяний. Беспомощный до предела немой студенческий этюд и двухчастевку 'Маль-чик и голубь'. Отец прилетел с лекарства-ми, сам весь больной, с радикулитом. Даже не потому, что хорошо, а потому, что есть хоть какой-то смысл. После 'Первого учителя' я поверил, что как-то понимаю кинематограф - его природу, технику, язык. А когда картина получила признание, пришло нахальство, самоуверенность, ощущение 'все знаю, все умею'. К 'Асе Клячиной' приступал уже с ощущением полной внутрен-ней свободы. Скачок от профессиональной робости до про-фессиональной наглости оказался молниеносным. Хотя это был тот самый возвышающий обман, который необходим. Он дал толстовскую 'энергию заблуждения', способную Подвигнуть на чрезвычайную смелость в деяниях.'Первый учитель' - одна из немногих моих картин, ко-торую мне не хотелось переделать. Мысль о переделке 'Дяди Вани', 'Дворянского гнезда', 'Романса о влюблен-ных' возникала постоянно, 'Первого учителя' - никогда. Единственное, что не удалось, так это осуществить пер-воначальное намерение делать трагедию шепотом. По зву-ку картина не очень хороша, но если вспомнить, какими Еще был праисторический век кино. Бритвочка, кисточка, аце-тон - о скотче еще и не слыхали. Монтировала картину Ева Михайловна Ладыженская, мамина подруга, которая с ма-мой когда-то отвела меня, маленького, в музыкальную школу. На переза-писи пленку нельзя было ни отмотать назад, ни промотать вперед. Малейшая ошибка - всю часть приходилось пере-записывать сначала. Наташа - актриса очень талантливая, для режиссера -инструмент замечательный, работать с ней было одно удо-вольствие. Очень женственна, замечательно себя держит, полная свобода в пластике - как-никак профессиональная балерина. Потом она достаточно много снималась - по большей части, в фильмах по моим сценариям. В 'Таш-кенте - городе хлебном', в 'Транссибирском экспрессе' (это, впрочем, был уже не мой сценарий, но по моей идее-я его начал, а потом подарил Никите с Адабашьяном). Ког-да мы расходились с Наташей, я написал ей прощальный сценарий - 'Песнь о Маншук', о пулеметчице, героине Великой Отечественной. Сценарий я населил многими сво-им друзьями и знакомыми. Там был и Валя Ежов (фами-лия героя тоже была Ежов), его сыграл Никита. По тем вре-менам получился хороший фильм - легкий, добрый.





Информация предназначена исключительно для образовательных целей. Не занимайтесь самолечением; по всем вопросам, касающимся определения заболевания и способов его лечения, обращайтесь к врачу. EUROLAB не несет ответственности за последствия, вызванные использованием размещенной на портале информации.